Что говорит о нас наш гнев

Христианская Жизнь

Автор:

Просмотров: 734

Гнев вреден для нас, – по крайней мере, в его обычной форме.

Согласно последним исследованиям, регулярные вспышки гнева увеличивают риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний, и в течение двух часов после вспышки гнева вероятность сердечного приступа или инсульта резко возрастает. А это значит, что всем тем из вас, кто легко взрывается, лучше остерегаться: это опасная слабость.

Но подождите. Гнев это ведь не только проблема сердитых людей. На самом деле, это проблема для всех нас – включая вас и меня.

Обычно при обсуждении этой проблемы людей делят на тех, кто злится, и тех, кто этого не делает. Некоторые личности склонны к тому, чтобы кричать с побагровевшим лицом; другие же всегда невозмутимы и спокойны. Но правда в том, что все злятся, просто наш гнев по-разному выражается. Нейрофизиолог Нерина Рамлахам пишет в своей статье “Почему гневаться вредно”: “Мы разделяем людей на тех, кто держит гнев внутри и тех, кто его выражает”. Вопрос не в том, кто из сердится – а почему мы все сердимся.

А причина, по которой мы сердимся, связана с любовью.

Любовь, прячущаяся за гневом

Гнев не приходит ниоткуда. Это не основополагающая эмоция. В той или иной степени гнев – это наша реакция на что-то, что подвергает опасности то, что мы любим. “На самом деле, гнев в чистом виде без примеси греха, – пишет Тим Келлер, – это один из видов любви” (Книга “Исцеление гнева”). Гнев – это любовь, которая стремится справиться с угрозой тому, что для нас ценно. И во многих ситуациях это может быть правильной реакцией.

Вопрос не в том, кто из сердится; вопрос в том, почему мы все сердимся.

Мы правильно делаем, когда гневаемся на водителя, который сломя голову мчится по дороге, рядом с которой играют наши дети. В этом есть смысл. Этот водитель подвергает наших детей опасности. Также мы правильно поступаем, когда гневаемся на отвратительные, злые проступки мусульман-экстремистов на Ближнем Востоке. Это невероятно ужасно.

Но если мы будем честны сами с собой, то как бы ни были правомерны некоторые примеры нашего гнева, почти всегда наш гнев не связан со случайными опасностями для наших детей или ужасными несправедливостями, происходящими по всему миру. Как бы мы ни любили своих детей и ни заботились о невинных жертвах, наш гнев обычно указывает на другие аспекты нашей любви – на то, что Келлер называет чрезмерной любовью.

Чрезмерная любовь

Чрезмерная любовь, или “дурные желания”, как называл их Августин – вечная проблема человека: мы берем благое этого мира и делаем из него идола. Это скользкая тропа, на которой мы сначала искренне любим наших детей, а потом находим в них смысл своей жизни и начинаем верить, что наша жизнь бессмысленна, если наши дети не зарабатывают много денег. Это тот незаметный и коварный сдвиг, который происходит, когда мы превращаем благословения в идолы. А когда наша любовь становится чрезмерной, наш гнев выходит из-под контроля.

Мы обнаружим, что нас раздражают самые простые, самые безобидные вещи, которые на самом деле не должны нас злить. Келлер поясняет:

Нет ничего плохого в том, чтобы сколько-то сердиться, если кто-то портит вашу репутацию, но почему вы в десять и даже во сто раз более гневаетесь на это, чем на ужасные, жестокие несправедливости, происходящие в другой части мира?

Знаете, почему?.. Потому что если вы на самом деле ищете свою значимость в одобрении людей, хорошей репутации, статусе или в чем-то подобном, то когда что-то встает между вами и тем, что вы должны иметь, вы полыхаете гневом. Вы должны это получить! Вы не можете сдержать себя. Вы не можете это проигнорировать.

Если мы обнаруживаем, что гневаемся, когда нас оскорбляют в социальной сети, когда нас не ценят на работе, когда отменяют наш концерт, или наши супруги нас не ценят, – проблема может быть в том, что мы слишком сильно любим себя.

Если мы злимся из-за того, что нас оскорбляют, проблема может заключаться в том, что мы слишком любим себя.

Три шага к решению проблемы

Итак, что нам делать? Если гнев – это проблема каждого, и если он обнажает нашу чрезмерную любовь, то как же нам вырваться из его когтей? Предлагаю вам три шага.

1. Проанализируйте свой гнев

Вы должны вникнуть в свой гнев и понять его источник. Это означает, что когда мы начинаем злиться, когда эти эмоции начинают подниматься внутри нас, мы останавливаемся и спрашиваем: “Что это, что так важно для меня, что я готов защищать это? Что я так сильно сейчас люблю, что мое сердце прониклось гневом?”

“Если вы зададите себе этот вопрос”, – пишет Келлер, – “Если вы сделаете этот анализ, чаще всего вы сразу же испытаете стыд, потому что в подавляющем большинстве случаев то, что вы защищаете – это ваше эго, ваша гордость, ваша самооценка.”

2. Испытывайте скорбь о нашем грехе

Задав себе эти вопросы, мы можем испытать неловкость, – или что похуже. Нет ничего более неприятного, чем когда мы открываем наши сердца и обнаруживаем такую гниль внутри. Но несмотря на гнусность греха, мы можем взглянуть на него с печалью, но при этом с твердостью и смелостью. Мы смелы, потому что пусть эта гниль присутствует, – она не может осудить или победить нас. Иисус заплатил цену нашей чрезмерной любви. Он понес на себе заслуженный нами гнев, освободив нас от вины за грех. Он воскрес из мертвых, наделив нас властью над грехом.

Мы можем встретить нашу испорченность с печалью, но при этом с твердостью и смелостью. Иисус заплатил цену нашей чрезмерной любви.

И тогда настает черед печали. Мы по праву печалимся о том, как неохотно наши души принимают Божью благодать. Нам грустно, что нас больше беспокоит наше уязвленное эго, чем аборты, которые происходят прямо в сердце города; что мы больше потрясаем кулаками на грубые посты в соцсетях, чем поднимаем руки, чтобы поддержать сломленных; что мы внутренне издеваемся над теми, кто с нами не согласен, а не публично защищаем права бесправных. Мы печалимся об этом в глубинах нашей души с серьезной печалью, которая не может мириться с грехом. Мы скорбим к покаянию (2 Коринфянам 7:9-10). Мы поворачиваемся и говорим: довольно, Господи. Пожалуйста, помоги мне оставить это.

3. Помните о любви Иисуса

Очевидное решение проблемы чрезмерной любви – это любовь правомерная. Но это легче сказать, чем сделать. Мы не можем просто перестать любить один объект неправильно и начать любить самый привлекательный объект правильно, если мы не укреплены духом и если мы не знаем любовь Христа, которая превосходит всякое знание (Ефесянам 3:14-19).

Когда наши глаза открываются, и мы видим Иисуса и жаждем Его (2 Коринфянам 4:6), когда мы побеждены Его благодатью (2 Коринфянам 8:8-9), тогда мы начинаем любить Его больше всего на свете, и потому все больше заботиться вещах, которые имеют значение, и расти в том, чтобы не гневаться, когда мы не должны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *