Девушка, которую ты ищешь, может не существовать

Христианская Жизнь

Автор:

Просмотров: 2090

Однажды я случайно услышал, как один христианин сказал своему другу, который устроил ему свидание вслепую: “Так вот какого ты обо мне мнения?”

Девушка – “хотя и очень приятная” – была не в его вкусе (ударение на последнем слове). Они были несовместимы, но не из-за него. Друг, который свел их, устроил это свидание, не учтя то, что было явно очевидно самому молодому человеку. Персона, которая была предложена, должна была быть отражением его потенциала, ценности, мужественности. Он заслуживал более подходящего партнера.

Я знал еще одного мужчину-христианина, который поступил примерно так же. Он был настолько непреклонен в своих предпочтениях, что люди вокруг него задавались вопросом, создал ли вообще Бог женщину, которая могла бы всем им соответствовать. Он, как будто насмехаясь, игнорировал каждую милую христианскую девушку, которая проявляла интерес к нему, из-за своих чрезмерных ожиданий о той, с кем он должен быть. Он яростно отрицал любые слухи, что ему кто-то нравится, потому что считал, что ему предназначена кто-то вроде христианской супермодели.

Некоторые люди в церкви (не все и не большинство) остаются одинокими, потому что не могут найти того, кто им “подходит”. Под этим они подразумевают нечто большее, чем просто: а) человек противоположного пола, б) не женатый/не замужем, в) последователь Христа. Они пропускают девушку за девушкой (или парня за парнем), косясь на будущих цариц неба так, будто им в помощницы предлагаются белки, гуси и крокодилы.

Представьте себе прекрасную поэму, которую мы находим в Бытии 2:23, так, как если бы Адаму были предложены эти животные. Вместо того чтобы смотреть на первую женщину и петь “кость от костей моих и плоть от плоти моей” (Бытие 2:23), он сказал бы: “да, она гораздо лучше – те же кости и та же плоть – и я не сомневаюсь, что она действительно замечательная девушка и все такое, и я уверен, что мы подружимся, но вынужден признать, по-моему, она не в моем вкусе”. Представьте себе, если бы Адам сказал Богу: “Так вот какого ты обо мне мнения?”

Слишком много вкусов мороженого

Конечно, я не хочу сказать, что вы должны заключить брак с первым попавшимся христианином из вашей церкви. Я хочу сказать, что некоторые отвергают (или значительно откладывают принятие) Божьего дара брака, потому что их стандарты превосходят Божьи.

Проблема была не в том, что я слишком серьезно относился к браку; я слишком много думал о себе.

Их возвышенные предпочтения, вытекающие из раздутого представления о себе, подменяют библейские критерии. Они не применяют увещевания Павла, относящихся к их личной жизни: “По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил” (Римлянам 12:3).

Бьюсь об заклад, что большинство этих безнадежных романтиков (безнадежных, конечно, по собственному желанию) сталкиваются с гордостью, потому что они желанны противоположному полу. Они пользуются “высоким спросом”. У них действительно больше возможностей, чем у всех нас – и, похоже, от этого им только хуже. Как ребенок в кафе мороженого Баскин-Роббинс, они не могут заставить себя сказать “я согласен” на какой-либо из вкусов мороженого именно потому, что это требует отказа от многих других вариантов.

Итак, они проводят годы, не принимая решения. Они встречаются, но не женятся. И хотя они, возможно, не делают это намеренно, но за ними следует вереница разбитых сердец. Они еще не нашли рожок, на котором по шарику всех тридцати одного вкуса мороженого. Столкнувшись с выбором, они не могут принять решение из страха того, что все могло бы быть еще лучше. Что делать, если вдруг в какой-то момент они полюбят вкус “наградная лента”? Что если, в конце концов, они всего лишь остановятся на синице в руке? Что, если они встретят “ту самую” или “того самого”, обменявшись кольцами с другим человеком?

Жестокость выбора и тирания нереалистичных ожиданий терзают их, поэтому они уходят с пустыми руками. Самость, в конце концов, крадет у них любовь.

Гордость и предубеждение

Много лет я тоже воровал у самого себя. Я пишу эту статью не для того, чтобы бередить рану тех, кто переживает из-за своего безбрачия (хотя остаются таковыми не по своей вине), и не для того, чтобы ругать молодых людей за то, сколько сегодня в церкви безбрачных людей (как будто это только их вина). Я пишу это для тех, кто стоит на своем (в частности, мужчин-христиан) и кто не обращают внимания на удивительных женщин прямо у себя под носом.

Я мог бы сыграть обоих гордых персонажей в шекспировской пьесе “Много шума из ничего”. Я мог бы сказать вместе с Бенедиктом: “Одна женщина прекрасна, – но я уцелел. Другая умна, – но я уцелел. Третья добродетельна, – но я уцелел. Пока я не встречу женщины, привлекательной во всех отношениях зараз, – ни одна не привлечет меня”. Как было сказано о Беатриче, можно было бы сказать и обо мне: “Где уж там любить! [Он] любви не может и представить – так [влюблен] в себя”.

Проблема была не в том, что я слишком серьезно относился к браку; я слишком много думал о себе. Она должна была быть экзотичной, красивой, экстравертной, спортивной, предприимчивой, веселой, умной, трудолюбивой… о, а еще и христианкой. И она должна быть всем этим, и даже более того, потому что я заслужил это. Пока она не будет привлекательной во всех отношениях, она не привлечет меня. Я презирал любовь в браке, потому что наслаждался своим “я”.

Заключить брак в Господе никогда не означает смириться с синицей в руке.

Не является ли гордость тем, что мешает вам вступить в брак – даже пусть она скрывается среди множества объективных причин в него не вступать? Не излишняя ли зацикленность на себе мешает вам ответить на призыв к заключению брачного завета? Я хочу, чтобы некоторые из вас были освобождены из той ямы, в которую вы себя загнали, когда стали считать всех (или большинство) христиан ниже ваших стандартов. В этой яме несчастно и одиноко.

Стандарты высотой с Эверест

Когда мы говорим, что у некоторых людей есть недостижимые стандарты в отношении супругов, имеем ли мы в виду, что стандартов вообще не должно быть? Ни в коем случае. Взаимная симпатия, общие интересы, общие цели, типы личности и так далее – все это имеет значение. Очень хорошо, когда тебе нравится тот человек, с кем ты заключаешь брак. Я женат на удивительной женщине потому что я имел хорошие стандарты.

Но хотя это важно, это не решающий фактор для верующих. “Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы” (Притчи 31:30). Мы не должны, как я когда-то делал, общаться с неверующими женщинами, красивыми тленной красотой, не обращая внимания на Божьих женщин нетленной красоты (1 Петра 3:4). Не все партнеры одинаковы, но благочестивый христианин сделает выбор, расставив приоритеты правильно.

Помните, что при выборе супруга у христиан уже есть самый высокий стандарт на планете: возрождение. В эту женщину должна была ударить Божественная молния. Христос должен был поднять ее из могилы. Ничто, кроме чуда, не сделает ее достойной замужества. Эта истина, если ее придерживаться, ошеломляет более, чем любое телосложение или природное очарование. Кем она будет через тысячу лет?

Молния действительно бьет

Христианин, если Бог даст тебе одну из своих собственных дочерей, чтобы вы вместе растили детей, истерически смеялись, занимались любовью и путешествовали, она однажды станет “созданием, которому, если бы ты увидел [ее] сейчас, у тебя было бы искушение поклоняться” (К. Льюис, “Бремя Славы”, стр. 46). В ней зарождается красота, которую твои земные глаза пока что не могут увидеть, не ослепнув. Заключить брак в Господе никогда не означает всего лишь смириться с синицей в руке.

Некоторые отвергают Божий дар брака, потому что их стандарты превосходят Божьи.

Мужчине или женщине, которые возлагают слишком много надежд на брак и тем самым имеют нереалистичные стандарты, следует помнить, что этот нынешний мир – и все хорошее в нем, в том числе и брак – идет к концу. Мы можем стремиться быть счастливыми в наших браках именно потому, что счастливые браки в конечном счете не являются нашей главной надеждой. Самый желанный супруг в этой жизни не сделает Землю раем. Величайшее супружеское блаженство не заменит грядущего Христа и не сделает грядущую славу не нужной.

Только когда наш Жених явился на землю, Он раскрыл тайну: Бог создал свадьбы, чтобы соединять воедино. Каждая мурашка, которая пробегает по коже, когда открываются двери и через них проходит твоя невеста в свадебном платье, напоминает нам о нашем будущем. Брак – хотя и прекрасен – история не о нас. Мы наслаждаемся им, не поклоняясь ему. Бог сделает Землю раем, когда вернется и будет жить здесь.

До тех пор мы можем (и большинство из нас должны) стремиться принять Его благой дар брака, насколько это зависит от нас. До тех пор мы заключаем брак с теми, кто нам “подходит” – несовершенными людьми, искупленными благодатью, ожившими во Христе. До тех пор мы будем стремиться достичь главной цели наших браков – прославлять Иисуса, зная, что Бог тогда более всего прославлен в нашей семье, когда наша семья более всего удовлетворена в нем. Два несовершенных супруга, один несовершенный брак, указывающий на вечность с Ним.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *