“Двойное” Предопределение

Богословие

Автор:

Просмотров: 686

“Ужасное учение…” “Жесточайшее заявление…” “Ужасная теологическя теория…” “Логически неправильный вывод…”

Такие и им подобные эпитеты часто используют люди, которые хотят высказать свое неудовольствие и отвращение к Реформатскому учению о двойном предопределении. Особенно ужасна для многих идея, что Бог мог бы предопределить (в любом смысле) гибель отверженных.

“Двойное” в Предопределении

Цель этого эссе не в том, чтобы предоставить полноценный анализ, разбор или защиту учения об избрании или предопределении. Скорее, это эссе ограничено аспектом “двойного” предопределения с особым вниманием к вопросу суверенитета Бога в отвержении, или оставлении позади.

Использование определяющего термина “двойное” создало некоторую неразбериху в обсуждении предопределения. Термин очевидно имеет одно значение в кругу Реформатских теологов и совсем другое вне этого круга и на популярном уровне теологических рассуждений. Термин “двойное” предопределение был противопоставлен с идеей “одиночного”. Он был также использован как синоним для симметричного предопределения, которое рассматривает избрание и отвержение, как параллельный труд в божественном действии. И то и другое использование вовлекает в себя серьезное искажение Реформатского взгляда на двойное предопределение.

Взгляд на двойное предопределение, как на отличное от одиночного предопределения может быть рассмотрен на примере труда Эмиля Бруннера. Бруннер говорит, что невозможно вывести учение о двойном предопределении из Библии. Он пишет:

“Библия не содержит учения о двойном предопределении, хотя некоторые изолированные отрывки, казалось бы, подходят довольно близко к этому. Библия учит, что все спасение основано на вечном Избрании Богом в Иисусе Христе, и что это вечное Избрание берет начало целиком и полностью из Божьей суверенной свободы. Но где бы мы об этом не читали, там нет упоминания решения об отвержении. Библия учит, что вместе с избранными существуют не избранные, то есть “отверженные”, и в самом деле первых меньшинство, а вторых большинство; но в этих отрывках суть вопроса не в вечном избрании, а в “отделении” или “выборе” в суде. Таким образом, Библия учит, что будет двойной исход из мировой истории – спасение или разрушение, Небеса или ад. Но, в то время, когда о спасении есть явное учение и выводы из вечного избрания, нет дальнейшего вывода, о разрушении обоснованном на соответствующем указе о гибели.”1

Здесь Бруннер доказывает пылко, хотя и непоследовательно, “одиночное” предопределение. То есть, что существует указ об избрании, но не об отвержении. Предопределение имеет только одностороннее избрание. В этом контексте, двойное предопределение избегается (или обходиться стороной) с помощью диалектического метода. Диалектический метод, который уклоняется от логической согласованности, является преобладающим в современном обсуждении двойного предопределения. Все более и более возрастающая антипатия к логике в теологии проявляется довольно широко. Даже у Г.К. Беркоуэра идея, что логика должна играть некую роль в развитии нашего понимания избрания, вызывает аллергию.

Это одно, конструировать теологию избрания (или любую другую теологию) основываясь только на рациональном мышлении. И совсем другое, использовать логику в поисках последовательного понимания библейского откровения. Бруннер судя по всему старается избегать и того, и другого.

Давайте разберем “логику” Бруннера в данном вопросе. Он утверждает, что (1) существует вечное божественное решение о избрании; (2) что божественное избрание относиться к определенным людям (“вместе с избранными существуют не избранные”); (3) но все же нет решения об отвержении. Давайте рассмотрим предположения. Если Бог предопределил некоторых, но не всех, к избранию, разве отсюда не следует по “неотразимой логике”, как это назвал Лютер, что некоторые не предопределены к избранию? Если, как утверждает Бруннер, спасение полностью основано на вечном избрании Богом и не все люди избраны от вечности, разве это не значит, что от вечности есть не избранные, которые не будут спасены? Разве Бог не решил от вечности не избрать некоторых людей? Если это так, то от вечности есть решение о не избранных, которых мы называем отверженными. Выводы ясны и обязательны [другие выводы не будут логичными], но некоторые избегают их делать.

Однажды я слышал подобные доказательства для “одиночного” предопределения от одного выдающегося Лютеранского теолога. Он признавался мне, что этот вывод об отвержении был логически неизбежен, но он отказывался его сделать, твердо придерживаясь “одиночного” предопределения. Такое отношение к предопределению является откровенной ерундой.

Теоретически существует четыре возможных вида логически последовательного одиночного предопределения.

(1) Всеобщее предопределение к избранию (Бруннер не согласен с этой позицией); (2) всеобщее предопределение к отвержению (этой позиции никто не держится); (3) особое предопределение к избранию и возможность спасения через самостоятельный поиск для не избранных (ограниченное Арминианство – что Бруннер пылко отрицал); и (4) особое предопределение к отвержению и возможность спасения через самостоятельный поиск для не отвергнутых (этой позиции тоже никто не придерживается).

Последний вид единственного предопределения – это диалектический, который является полным абсурдом.

Однажды я стал свидетелем личной дискуссии о теологии между Х.М. Куитером из Голландии и Корнилиусом Ван Тилом из Вестминстерской Семинарии. Куитер пустился в долгие рассуждения о теологии, используя диалектический метод в процессе. Когда он закончил, профессор Ван Тил спокойно ответил: “Ну а теперь расскажите мне о своей теологии без диалектики, чтобы я мог ее понять!” Куитер не смог этого сделать. С Бруннеровским взглядом на предопределение, единственным способом для избежания “двойного” предопределения является “двойной разговор” – лицемерие и болтовня.

Таким образом “единственное” предопределение может быть логичным только в рамках Универсализма или некоего ограниченного Арминианства. Если мы хотим придерживаться идеи, что существует особое избрание, и что только на нем основывается все спасение, тогда мы должны говорить о двойном предопределении.

Гораздо более важный вопрос в “двойном” предопределении в отношениях между избранием и отвержением, относиться к природе принятия решения и природе божественного исполнения этого решения. Если “двойное” предопределение значит симметричный взгляд на предопределение, то мы должны его отвергнуть. Такой взгляд на это был бы карикатурой и серьезным искажением Реформатской доктрины о предопределении.

Искажения учения о Двойном Предопределении.

Искажение двойного предопределения выглядит следующим образом: Существует симметрия между избранием и отвержением. Бог действует тем же самым способом и в той же манере в отношении избранных и отвергнутых. То есть, от вечности Бог узаконил некоторых к избранию и через божественное вмешательство сотворил веру в их сердцах и действенно привел их к спасению. Таким же образом, Бог от вечности узаконил некоторых ко греху и проклятию и действенно вмешивается и сотворяет грех в их жизнях, приводя их к проклятию через божественное действие. В случае избранных, перерождение это единоличное дело Бога. И в случае отверженных, грех и падение являются единоличным действием Бога. Другими словами, мы можем установить параллель между предназначением и предопределением через симметрию. Мы можем назвать это положительно-положительным взглядом на предопределение. То есть, Бог положительно и действенно вмешивается в жизни избранных, чтобы привести их ко спасению. И точно так же Бог положительно и действенно вмешивается в жизнь отверженных, чтобы привести их ко греху.

Это искажение – положительно-положительное предопределение явно делает Бога автором греха, который наказывает человека за то, что Бог единолично и неотразимо заставляет человека делать. Такой взгляд на самом деле является чудовищным нападением на чистоту Бога. Это не Реформатский взгляд на предопределение, но уродливая и неоправданная карикатура этой доктрины. Такой взгляд может быть отнесен к тому, что часто вольно называют Гиперкальвинизмом и включает в себя радикальную форму супралапсарианства. Такой взгляд на предопределение был почти повсеместно и монолитно отвергнут Реформатскими мыслителями.

Реформатский взгляд на Предопределение

Острым контрастом карикатуре двойного предопределения по положительно-положительной схеме является классическая позиция Реформатской теологии о предопределении. В этом взгляде предопределение является двойным в том, что оно включает в себя как избрание, так и отвержение, но они не симметричны в отношении к сути божественного действия. Строгая параллельность в действии отрицается. Скорее мы рассматриваем предопределение в терминах позитивно-негативных отношений.

В Реформатском взгляде Бог от вечности узаконил некоторых к избранию и положительно вмешивается в их жизни, чтобы совершить перерождение и даровать веру единоличной благодатью.

А от не избранных Бог удерживает эту единоличную благодать, проходя мимо них, и предоставляя их самим себе. Он не сотворяет единолично грех и неверие в их жизнях. Даже в случая “ожесточения” уже непокорных сердец грешников, Бог, как это сказал Лютер: не “делает нас злыми (поскольку ожесточение это действующее зло) через создание нового зла в наших сердцах.” И далее Лютер продолжает:

“Когда люди слышат, как мы говорим, что Бог сотворяет и добро, и зло в нас, и что мы подчинены Божественному делу через пассивную необходимость, они, казалось бы, воображают человека, который сам по себе хорош, а не плох, в котором Бог сотворяет зло Своим действием; поскольку они не отдают себе должного отчета, как беспрестанно действует Бог в Своих творениях, не давая никому из них отдохнуть. Те, кто, тем не менее, понимал бы это, думали бы так: Бог создает зло в нас (то есть, с нашей помощью) не через недостатки самого Бога, но через нашу собственную порочность. Мы злы по натуре, и Бог благ, когда Он понуждает нас действовать Своим действием в нас в соответствии с природой Его всемогущества, Он, будучи благ в Себе Самом, не может делать зло, как только посредством нашего зла; и в соответствии со Своей мудростью, Он хорошо использует это зло для Своей славы и для нашего спасения.”2

Таким образом, тип действия в жизнях избранных не параллелен таковому в жизнях отвергнутых. Бог перерождает единолично, но никогда ни делает такого по отношению ко греху. Грех подпадает под категорию согласованности в провидении.

Еще одно значительное отличие между действиями Бога в отношении избранных и отвергнутых затрагивает Божий суд. Избрание и исполнение избрания дают выбранным милость, в то время, как действие относящееся к отвергнутым дает им справедливый суд. Бог являет милость суверенно и безусловно к некоторым, и дает не избранным справедливый суд. То есть, Бог дарует некоторым милость избрания и суд всем остальным. Никто не остается жертвой несправедливости. Потерпеть неудачу в принятии милости, это не значит, получить несправедливость. Бог не обязан даровать милость всем – на деле, Он не обязан давать ее никому. Он говорит: “Кого миловать, помилую; кого жалеть, пожалею” (Рим 9:15). К божественной прерогативе даровать милость добровольно нельзя придраться. Если Бог понуждаем неким космическим законом быть милостивым ко всем людям, тогда бы мы пришли к заключению, что справедливость требует милости. А если это так, то милость уже не добровольна, но обязательна. А если милость обязательна, то это уже не милость, но справедливость. И тогда, если Бог не дает милость, то не дает справедливости отверженным, а это грех. Только рассматривая избрание и отвержение в асимметрии, в терминах позитивно-негативной схемы можно снять с Бога обвинение в несправедливости.

Реформатские Вероисповедания

Посредством краткого обзора Реформатских Вероисповедания и кратким списком теологов Реформатской веры, мы можем легко увидеть, что двойное предопределение было постоянно выражено в терминах позитивно-негативной схемы.

Реформатское Вероисповедание: 1536

Наше спасение от Бога, но от нас самих ничего кроме греха и проклятия. (Артикул 9)

Французское Вероисповедание: 1559

Мы верим, что из этого разложения и всеобщего проклятия, в которое погружены все люди, Бог, по своему вечному совету, призывает тех, которых Он избрал только по Своей благости и милости в нашем Господе Иисусе Христе, без принятия во внимание их дел, чтобы показать в них богатство Своей милости; оставив всех остальных в том же разложении и проклятии, чтобы показать в них Свою справедливость. (Артикул XII)

Бельгийское Вероисповедание: 1561

Мы верим, что всему семени Адама, впадшему таким образом в проклятие и гибель через согрешение первого человека, Бог продолжал являть Себя таковым, каковой Он есть, то есть милостивым и справедливым. Милостивым, поскольку Он освобождает и охраняет от этого проклятия всех тех, кого Он, согласно Своему вечному и неизменному установлению, избрал во Христе Иисусе, нашем Господе, по Своей великой благости без какого-либо исследования об их делах. Справедливым – в оставлении прочих в состоянии падения и проклятия, в котором они оказались по своей воле. (Артикул XVI)

Второе Гельветическое Вероисповедание: 1566

Наконец, каждый раз, когда в Писании говорится, что Бог делает что-то злое, этим не утверждается, что человек не творит зла; наоборот, Бог по Своему справедливому суду допускает это зло и не предотвращает его. Он мог бы предотвратить зло, если бы захотел этого. Но Он не делает этого потому, что обращает зло человека в добро… Святой Августин пишет в “Энхиридионе”: “Ещё недостойнее полагать, будто Он не сделал чего-либо потому, что человеческая воля послужила препятствием к исполнению желания Всемогущего. Итак, ничего не было бы, если бы не восхотел Всемогущий, или соизволяя, или прямо действуя. И вне всякого сомнения Бог делает добро, даже допуская какое бы то ни было зло”. (Артикул VIII)

Вестминстерское Вероисповедание: 1643

Предуставив избранных к славе, Бог, по изволению Своей вечной и независящей от чего бы то ни было воли, предопределил все, что для этого необходимо. Падшие в Адаме избранные искуплены Христом, действенно призваны к вере во Христа Его Духом, действующим в должное время, оправданы, усыновлены, освящены, сохраняются Его силой чрез веру ко спасению. Никто из иных не искуплен Христом, не имеет действенного призвания, не оправдан, не усыновлен, не освящен и не спасен, — никто, кроме избранных.

Остальных людей было угодно Богу, по непостижимому изволению Его собственной воли, оставить во грехах (букв. — пройти мимо), — ибо Он дает и удерживает благодать по Своему изволению, для явления славы Своей суверенной власти над творениями, — и определить их на бесчестие и гнев Божий за эти грехи, к похвале Его величайшей справедливости. (Глава III, артикулы VI, VII)

Эти примеры, выбранные из Реформатских вероисповеданий, показывают заботу об учение о двойном предопределении. Асимметричность “двойного” аспекта была явно утверждена. Это было заботливо сохранено и постоянно явлено на всем протяжении истории Церкви. То же самое заботливое подчеркивание можно увидеть в работах Августина,Фомы Аквинского, Лютера, Кальвина, Занхиуса, Турреттини, Эдвардса, Ходжа, Ворфилда, Бавинка, Беркоуэра и прочих.

Предназначение к Отвержению

Не смотря на различие положительно-отрицательной схемы в отношение к сути Божественного действия в отношении избранных и отвергнутых, у нас все еще есть колючий вопрос о Божьем предопределении отверженных. Если Бог в любом смысле предопределил или предназначил отвержение, разве это не делает отказ от Христа отвергнутыми абсолютно точным и необратимым? И если их отвержение верно в свете предопределения, разве это не делает Бога ответственным за грех отвергнутых? И здесь мы должны ответить положительно на первый вопрос и отрицательно на второй.

Если Бог предназначил что-либо, это абсолютно точно будет. Замыслам Бога никто не может помешать. Даже Божественное предзнание и предвидение делает будущие события определенными в отношении времени. То есть, если Бог знает во Вторник, что я поеду в Питсбург в Пятницу, тогда без сомнения, когда наступит Пятница, я поеду в Питсбург. Иначе знание Бога было бы ошибочным, но есть существенная разница между знанием Бога, что я поеду в Питсбург, и Божьим предназначением, чтобы я это сделал. Теоретически Он может знать о будущем действии не предопределив его, но Он не может предопределить его без знания того, что Он предопределяет. Но в обоих случаях будущее событие точно было бы в отношении времени и знания Бога.

Лютер, при обсуждении предательства Иуды, сказал:

“Разве я не написал во многих книгах, что Я говорю о необходимости неизменности Бога? Я знаю, что Отец порождает по Своему желанию, и что Иуда предает Христа по своему желанию. Суть моей мысли в том, что действие воли в Иуде должно было быть обязательно и верно, если Бог предузнал это. То есть (если моя мысль еще не понятна), я различаю две необходимости: одну я называю необходимость силы, относящуюся к действию; другую я называю необходимостью непогрешимости, относящуюся ко времени. Пусть те, кто меня слышат, поймут, что я говорю о втором, а не о первом; то есть я не обсуждаю стал ли Иуда предателем по желанию, или против воли, а должно ли было это непогрешимо случиться, что Иуда должен был по своей воле предать Христа во время предопределенное Богом.”3

Мы видим, что, то, что Бог знает заранее, все равно совершается по необходимости, или непогрешимости, или необходимости неизменности. Но что по поводу Его предназначения чего либо или предопределения того, что происходит? Если Бог предназначил отвержение, разве это не значит, что Бог заставляет, подчиняет или принуждает отверженных грешить? И снова ответ должен быть отрицательный.

Если Бог, когда Он издавал декрет об отвержении, делал это в свете того, что отверженные уже были павшими, тогда Он не заставляет их грешить. Быть отверженным, это значить быть оставленным во грехе, а не быть ввергнутым в грех. Если декрет об отвержении был сделан без учета падения, тогда возражения к двойному предопределению были бы значимыми и Бог был бы правильно признан автором греха. Но Реформатские теологи были достаточно осторожными, чтобы избегать такой богохульной идеи.

Беркоуэр ясно устанавливает границы дискуссии:

“С одной стороны, мы хотим поддерживать свободу Бога в избрании, и с другой стороны, мы хотим избежать любого вывода, который бы сделал Бога причиной греха и неверия.”4

Божий указ об отвержении, данный в свете падения, это декрет для совершения правосудия, а не несправедливости. В виду этого библейский вывод о том, что Бог не является ни причиной, ни автором греха, – гарантирован.

Турреттини сказал:

“Мы считаем, что объект предопределения – падший человек, и грех должен обязательно считаться существующим в том, кто отвержен, и ни чуть не менее в том, кто избран.”5

В другом месте он пишет:

“Отрицательное действие включает в себя два аспекта, такой как прохождение мимо, в котором, в избрании некоторых, как к славе, так и к благодати, Он пренебрег и оставил остальных, что засвидетельствовано событием избрания, и таким как отрицательное оставление, через которое Он оставил их в разложении и в их невзгодах; что, тем не менее, должно пониматься принимая во внимание: 1. Что они не освобождены от законов всеобщего провидения, но остаются в подчинении к ним, и что они не отлучены немедленно от всего Божьего благорасположения, но только от спасения и оживления, что является плодом избрания; 2. Что оставление и невнимание происходит не от них самих, или от силы отрицания самой благодати, но от природы испорченной свободной воли, и от силы пришедшей от этой испорченности; как тот, кто не излечивает болезнь человека, не является причиной его болезни и результатов, к которым она приведет; так что грехи, это скорее последствия, чем следствия отвержения, обязательно приносящего совершение события, но ни добавляя, ни производя нечестия…”6

Важность рассмотрения декрета отвержения в свете грехопадения явно видно в продолжающейся дискуссии между Реформатскими теологами относительно инфра- и супралапсарианства.

Обе точки зрения включают грехопадение в Божественное проведение. Обе рассматривают оставление в терминах божественного позволения. Действительный вопрос между этими позициями заключается в логической последовательности декретов. В супралапсарианстве декрет об избрании и отвержении логически предшествует декрету позволяющему грехопадение. В инфралапсарианстве декрет позволяющий грехопадение логически предшествует декрету об избрании и отвержении.

И хотя автор этих строк более расположен к инфралапсарианству подобно Турреттини, но важно отметить, что обе точки зрения рассматривают избрание и отвержение в свете падения и избегают ужасного вывода, что Бог может быть автором греха. Оба воззрения защищают границы упомянутые Беркоуэром.

Только в положительно-положительной схеме предопределения мы оказываемся один на один с капризным божеством, чьи суверенные декреты являют божественную тиранию. Реформатская теология постоянно избегала подобного гипер-супралапсарианства. Оппоненты Кальвинизма, тем не менее, постоянно изображают огородное пугало гипер-супралапсарианства, жестоко оскорбляя Реформатскую веру и нападая на достоинство Божьего суверенитета.

Мы радуемся библейской ясности, которая открывает Божественный суверенитет в величественных терминах. Мы радуемся знанию о божественной милости и благодати простирающихся до такой степени, чтобы искупить избранных. Мы радуемся, что Божья слава и честь провозглашают как Его милость, так и Его правосудие.

Одному Богу Слава – Soli Deo Gloria.

Примечания:

  1. Emil Brunner, The Christian Doctrine of God (Philadelphia: Westminster Press, 1950), p. 326.
  2. Martin Luther, The Bondage of the Will (Westwood: Fleming H. Revell, 1957), p. 206.
  3. Martin Luther, The Bondage of the Will (Westwood: Fleming H. Revell, 1957), p. 220.
  4. G. C. Berkouwer, Divine Election (Grand Rapids: Wm. B. Eerdmans Publishing Co., 1960), p. 181.
  5. Francois Turrettini, Theological Institutes (Typescript manuscript of Institutio Theologlae Elencticae, 3 vo]s., 1679-1685), trans. George Musgrave Giger, D.D., p. 98.
  6. Francois Turrettini, Theological Institutes (Typescript manuscript of Institutio Theologlae Elencticae, 3 vo]s., 1679-1685), trans. George Musgrave Giger, D.D., p. 97.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *