Адонирам Джадсон

Когда Мама Верит в Иисуса

Автор:

Просмотров: 88

За нашим столом часто собираются разные люди. Мы открываем двери, усаживаем их за простой ужин и хороший разговор, чтобы ободрить, утешить, и самим получить ободрение от того, что делает Бог в жизнях людей.

Так, однажды была у нас в гостях компания ребят беженцев, которые учатся в техникуме в нашем городе. Это обучение – часть программы по устройству беженцев, приехавших из разных стран: Эфиопии, Эритреи, Судана, Таиланда и др. Уминая русские пирожки и американский тыквенный пирог за нашим столом, в перерывах между играми, они рассказывали нам о том, как когда-то их семьи бежали от войны, долгое время жили в лагерях беженцев и теперь вот, переехали в США.

Среди таких беженцев, приезжающих в наш город на учебу, есть особенная группа из Мьянмы. Эти ребята всегда готовы подскочить и помочь, всегда радостные, всегда с песней – несмотря на то, что пережили уже многое на своем веку. Многие из них оказались христианами, христианское наследие которых намного длиннее моего: много-много поколений назад их народность привел ко Христу сам Джадсон.

Они радостно улыбаются при имени этого миссионера Адонирама Джадсона, который провел почти 40 лет в Бирме (Мьянме). Они приносят на служения свою Библию Джадсона, поют нам свои песни, и рассказывают о том, как родители некоторых из них до сих пор проводят свои праздники, распространяя евангелие по разным деревням на их Родине, продолжая то, что начал в 1820-х годах один из первых миссионеров из Америки.

В это лето мой муж и я наткнулись на его биографию, автора Ванса Кристи, которая произвела на нас неизгладимое впечатление и стала для нас источником большого ободрения и уроков в служении. Она показала нам ответ на вопрос, который зудит постоянно: что может стать мотивацией для терпения и стойкости в служении? Как дойти до конца, как к тому призывает Писание? Как в наших обстоятельствах, не всегда простых, остаться верным служителем, с чистой совестью и твердой верой? Видя перед собой плод служения этого человека, мы не могли не углубиться в эту жизнь, полную жертв и приключений.

Его жизнь можно описать тремя словами:

  1. Джадсон был человеком убеждений,
  2. он был посвященным человеком,
  3. и его жизнь была полна страданий.

Человек убеждений

Путь в Азию с его новобрачной женой был долгим – и поэтому Джадсон решил заняться изучением Библии. Его особенно интересовал вопрос о крещении. И если при отправлении корабля Джадсон принадлежал к деноминации, исповедующей крещение младенцев, то по истечении 114 дней Джонсон сошел на берег убежденным баптистом. И именно Писание повлияло на это решение. Джадсон приложил немало усилий для разбора этого вопроса, и в конце подчинился Писанию.

В ранний период своего служения, когда плода было очень мало (он крестил первого обращенного через 7 лет после его приезда в Рангун, его первое место проживания), и интерес к его деятельности был еще очень слабым, к нему пришел один буддийский священнослужитель, который обладал большим влиянием в этой местности и который проявил интерес к тому, о чем говорил Джадсон. Джадсон провел многие часы в разговоре с этим человеком. Того, что этот человек заявил о своей вере во все ключевые элементы христианской веры, для Джадсона было недостаточно: он задал последний вопрос, верит ли Маунг Швей-гнонг в то, что Сын Бога умер на кресте за него. На что тот признался, что не верит: Божий Сын не мог потерпеть такой стыд на кресте. «Я верю, что Он умер, но не верю, что это была позорная смерть».

На что Джадсон сказал: «Значит, ты не можешь быть учеником Христа. Истинный верующий не будет спрашивать, соглашается ли его здравый смысл с этим фактом, но задастся вопросом – говорит ли Писание об этом. Гордость ученика Христова подчиняется откровению Бога. Учитель, ваша гордость так и не сокрушена. Сломите свою гордость и подчинитесь Слову Бога».

В наш век, когда Библия на каждом углу подвергается нападкам и знаменитые служители во всеуслышание отвергают ее целостность и достаточность, такая убежденность была для нас с мужем как глоток свежего воздуха. Были и есть люди, которые буквально воспринимают важные моменты в Библии. Есть и будут люди, которые считают авторитет Слова непоколебимым, а подчинение человеческой воли этому авторитету – необходимым. 

Посвященный

Джадсон верил, что девизом каждого миссионера, проповедника, издателя, учителя, должно быть «Посвящен на всю жизнь». Многие служители говорят так, но Джадсон доказал это своей жизнью.

За первые 15 лет Джадсон мог похвастаться 6-ю обращенными, которые проявили верность Благой Вести. Эти первые верующие были крещены под покровом ночи, потому что со стороны односельчан это вызвало бы неприятие. Джадсон намеревался остаться в этом селе надолго, и поэтому прилагал огромную осторожность во всем.

Джадсону потребовалось около 20 лет, чтобы перевести Библию на язык Бирмы. Этот перевод был настолько высокого качества, что не пересматривался очень долгое время. Современники Джадсона, служащие там же в Бирме, писали о точности перевода и его читаемости.

Джадсон однажды написал: «Я не оставлю Бирму до тех пор, пока не увижу, как по всей стране насажден крест Христа». За эти годы ему предоставлялось множество шансов уехать и заняться чем-то более удобным, и никто бы не подверг это решение осуждению. Но Джадсон упорно твердил о кресте Христа повсюду в Бирме.

В наш век, когда мы в основном говорим о том, как бы нам дожить до пятницы, когда мы с легкостью меняем места работы, друзей, наши взгляды – такое упорство кажется чем-то невероятным. Такие цепкость и стойкость для нас, думающих по большей части прагматично, кажутся почти невозможными.  

Но об этой стойкости и терпении Писание нам говорит часто как о нормальной, необходимой части нашей веры (Кол. 1:23).

Страдание

Служение Джадсона несло глубокий отпечаток страдания. Прочитав одну главу, где описывается его тюремное заключение во Франции, мы вздыхали и говорили про себя: «Что может быть еще хуже?», перелистывали страницу, только чтобы столкнуться со следующим страданием, не менее тяжелым.

В первые несколько месяцев по прибытии в Индию, Джадсон стал свидетелем большой трагедии – в Шрирампуре, где находился центр по переводу Библии на языки Индии, основанный Уильямом Кэрри, случился пожар, в котором сгорел весь плод нескольких десятилетий: в этом центре Библия была переведена и напечатана на несколько языков, в числе которых был и санскритский перевод.  Кто из нас не впадал в стресс, когда вдруг ломается компьютер и теряется весь документ, а с ним – время и вложенные усилия? Насколько тяжелее была эта потеря в Шрирампуре, можно только догадываться. С материалами был также потерян и драгоценный печатный станок, который стоил целое состояние и восстановление которого требовало немало времени. Переводчиков эта трагедия не остановила: они с новыми силами бросились восстанавливать утерянное.

Эта трагедия как бы суммирует собой все то, что произойдет за годы, проведенные Джадсоном в Бирме. За его почти сорок лет там он столкнется с разного рода проблемами, одна хуже следующей: извне – со стороны правительства, местного населения, стихийных бедствий; изнутри – в семейных обстоятельствах, здоровье как физическом, так и эмоциональном.

Страдания извне

  1. Джадсон постоянно жил под напряжением из-за давления со стороны властей. Почему-то мне всегда представлялось, что в стародавние времена миссионеры могли свободно въезжать, жить среди народа и проповедовать Евангелие. Но не везде было так – Бирма отличалась особенной подозрительностью ко всему иностранному, не только в политическом плане, но и достаточно сильно в религиозном. Буддийские служители были настроены весьма враждебно, и позднее уверовавшие бирманцы и верующие из народности карен потерпят немалые преследования от них. Мелкие феодальные распри тоже сказывались негативно на их деятельности и представляли немалую опасность.
  2. Джадсон евангелизировал очень активно посреди немалого политического беспокойства. Когда разгорелась война между Великобританией и Бирмой, он был заключен в тюрьму по обвинению в шпионаже. Он провел там почти 4 года прикованный к невероятно грязному полу в одной камере с дюжиной других мужчин и женщин. Чтобы увеличить страдания заключенных, каждый вечер их ноги подвязывали к потолку так, что на полу были только голова и плечи – и так они должны были спать. В начале заключения оказалось, что жена Джадсона была беременна: их дочь родилась на 7-й месяц заключения. Все это время Энн Джадсон упорно обивала пороги всех и вся, каждого чиновника, вплоть до генерала и королевского дворца. Она не сдавалась до самого конца, пока наконец, совершенно неожиданно, ее мужа не отпустили.
  3. Однажды, уже во время его брака на третьей жене, местные буддийские начальники установили жесткий пост длиной в несколько месяцев. С рынка исчезли все продукты. Не разрешалось ни покупать, ни продавать еду, и нарушение этого правила строго наказывалось. Джадсон, его жена и ребенок, которые и так страдали от многих тяжелых недугов, стали терять силы. На ребенке стали появляться язвы. От отчаяния Джадсон решил дать своему знакомому взятку, чтобы тот добыл им немного мяса. На ужин в тот день они съели загадочное поджаренное существо, о котором знакомый признался потом, что это была крыса.

Страдания изнутри

  1. Джадсон был женат трижды – обе его первые жены умерли от слабого здоровья: жизнь в джунглях Бирмы была тяжелой. Энн и Сара, а позднее и Эмили, помимо материнства (за три брака у Джадсона было 12 детей, 6 из которых выжили) были верными помощницами и неустанными служительницами: все они много помогали с переводом Библии, книг и листовок, много учили и много писали. Семейная жизнь Джадсона была как счастливой – служить рядом с еще одним посвященным и влюбленным во Христа человеком было настоящим счастьем для Джадсона – так и неимоверно горькой от множества потерь.
  2. В 1829 году, после смерти его второй жены и их дочери Марии, Джадсон впал в глубокую депрессию, которая длилась долго и во время которой он написал, живя в полном уединении: «Бог для меня – Великая Неизвестность. Я верю в Него, но не могу Его найти». В этот период он также начал читать много литературы католических мистиков, темой которой было отрицание всякого удобства вплоть до самоистязания. Трагедии, постоянное давление извне, изнурительный труд и подорванное физическое здоровье оказали разрушительный эффект на этого, как всем казалось, несокрушимого человека. Глубокая тьма охватила его, и ему потребовался почти год, чтобы выкарабкаться из нее.
  3. И все это – болезни, смерти одной за другой жен, детей и сотрудников, давление извне, было сопряжено с особенным давлением, которое исходило из самого его сердца: он остро чувствовал необходимость в переводе Библии и качественной христианской литературы, чувствовал бремя тьмы и духовного голода, которые он видел в окружающих его бирманцах. В одно время он раздал на одном фестивале около 100 тыс. листовок, и настойчиво писал своим сотрудникам, требуя больше литературы, потому что видел, что «этот народ, как никакой другой, голодает по чтению». Люди приходили к нему издалека, прося у него литературу. Все свое свободное время Джадсон посвящал работе над переводом и написанием учебных пособий. Это было удивительно для меня и заставило задуматься: в читающем народе произошло ну просто великое чудо – после смерти Джадсона Евангелие стало распространяться во всей стране с огромной силой и скоростью.
  4. Джадсон умер от тяжелой болезни, один, разлученный с семьей, вдали от берега, на котором уже был насажден крест Христа. Никто, по его словам, не умирал так тяжело. Его тело было опущено в море, а семя его веры, упав в почву Бирмы, принесло плод.

Сейчас многие беженцы из этой страны, оказавшиеся в США, живут в Омахе, где набралась довольно-таки большая община. И этими общинами они прославляют Бога теперь в безопасности, и стараются поучаствовать в миссионерской деятельности – продолжая плод Джадсона.

А ответ на вопрос о том, как же дойти до конца, с верностью и стойкостью, мы с мужем нашли в письме Джадсона, которое он написал своей жене Энн незадолго до ее смерти:

«Я молюсь о том, чтобы наши испытания могли оторвать нас от мира и приковать наши сердца к небесному.

Скоро мы будем на небесах.

Давай же жить так, как бы мы желали жить, если бы были уже там.

Будем смиренными, нечестолюбивыми, равнодушными как к мирскому комфорту, так и к людской похвале, поглощенные Христом, несотворенным Источником славы» (сентябрь, 1821 год).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *